Русская версия
   20.11.2018
2014
2014 быстрый поиск  
  






РАМАЗАН АБДУЛАТИПОВ. ГОД У РЕСПУБЛИКАНСКОГО РУЛЯ
Дарья Митина

В январе исполнился год, как Рамазан Абдулатипов был назначен президентом В.В.Путиным временно исполняющим обязанности главы Республики Дагестан, полгода назад он подтвердил свои полномочия на республиканских выборах. С какими трудностями пришлось столкнуться новому главе Дагестана? Что удалось сделать Абдулатипову за год руководства республикой? Какие изменения ждут дагестанцев в будущем?

РЕЙТИНГ НАДЕЖДЫ

Сам Рамазан Гаджимурадович не без гордости отмечает, что если в начале 2013 года социологические показатели доверия к республиканскому руководству находились на отметке 7–12 процентов, то теперь, всего через год, они доходят до 70–75 процентов.

Однако понимает, что это своеобразные «рейтинги надежд». Для того чтобы оценить проделанную за год работу, нужно помнить о том, что Дагестан был и, увы, пока еще остается одним из наиболее экономически неблагополучных российских регионов. И это при высоком даже по кавказским меркам уровне коррупции, трудной управляемости и, как следствие, волнообразном росте криминала и террористических угроз. Убийства чиновников, депутатов, общественных деятелей, религиозных авторитетов, предпринимателей, журналистов в Дагестане давно уже превратились в сухую статистику, а с точки зрения безопасности не так давно пережившая кровопролитную войну Чечня по сравнению с Дагестаном кажется островком благополучия. Переживающая системный кризис республика начала представлять угрозу для соседей…

Казалось бы, чего проще – смотри на то, как управляли твои предшественники, и действуй от противного. Но не все так просто. Абдулатипов не захотел адаптироваться к «токсичной» среде, созданной в Дагестане, и решил изменить ее в соответствии с установками президента России.

ОТОЙТИ ОТ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПРОПАСТИ

К 2013 году из 83 субъектов Российской Федерации Дагестан находился на 80-м месте по большинству параметров социально-экономического развития. По сбору налогов он занимал последнее место, зато по уровню теневой экономики и терроризму удерживала печальное твердое первенство. Резко упала добыча нефти – 164 тысячи тонн против 2 млн 400 тонн в первом перестроечном 1985 году! Обладая запасами газа в 800 млрд кубометров, Дагестан использовал всего лишь 15 процентов, а многие села вообще не были газифицированы. Горные селения до сих пор остаются труднодоступными. Запасы рыбы оказались на нуле, а рыболовецкая отрасль, которой раньше гордилась республика, превратилась в огромный коррупционный узел. Падение промышленности и сельского хозяйства доходило до 70 процентов. Чтобы остановить кризисный процесс, Рамазан Абдулатипов разработал с помощью ведущих российских специалистов приоритетные программы развития республики, которые немедленно начал претворять в жизнь.

Так, за прошедший год проведено 196 км газопровода, около 170 км водопровода и 440 км автодорог, запущен новый завод листового стекла, завод по производству томатной пасты. Подписано соглашение о реконструкции Махачкалинского морского торгового порта, предпринимаются меры по воссозданию республиканской авиакомпании (разорившиеся «Авиалинии Дагестана» были закрыты еще в 2011 году) – уже идет реконструкция взлетно-посадочной полосы, а предприниматель Сулейман Керимов выразил готовность построить новый аэровокзал. В течение года в республике были введены в эксплуатацию 36 образовательных учреждений, 30 детских садов и 37 лечебных учреждений – и все это без привлечения дополнительного финансирования. Создание, а зачастую и восстановление республиканской инфраструктуры для Абдулатипова имеет первостепенное значение.

В республиканской прессе сейчас горячо обсуждается судьба Кизлярского коньячного завода – визитной карточки не только Дагестана, но и всего Северного Кавказа, поставщика Кремля, важнейшего бюджетообразующего предприятия. Предприятие готовилось к продаже в частные руки еще предшественниками Абдулатипова. По мнению директора московского филиала завода Марины Криволаповой, приватизация нужна была лишь для того, чтобы превратить завод в подобие сырьевой базы и выкупить по смешным ценам запасы спиртов; после этого он неминуемо пришел бы в упадок. Рамазан Гаджимурадович приостановил приватизацию по недопустимо низкой заявленной цене – 1,5 млрд рублей и объявил минимальную цену в 4 млрд рублей. Глава Дагестана полагает, что после акционирования завод сможет восстановить утраченное за прошлые годы качество коньяка и в разы увеличить объемы налоговых отчислений в бюджет. Пока речь идет только об акционировании, а там будет видно, говорят в дагестанском правительстве.

Непростая ситуация сложилась сегодня в банковской сфере. В республиканском центробанке произошла смена руководителя, у нескольких кредитных учреждений, специализировавшихся на незаконном обналичивании средств, были отозваны лицензии, а в отношении целого ряда банков, обманывавших вкладчиков, открыты уголовные дела. Вопрос нормализации работы банков, как и многие другие, Абдулатипов взял под личный контроль. Он вообще не боится ответственности и не избегает ее.

В своем послании республиканскому парламенту Рамазан Гаджимурадович объявил о необходимости вывода всего сырьевого рынка в легальный сектор и о создании дагестанской нефтегазовой компании для того, чтобы деньги уходили не только крупным игрокам, например «Роснефти», «Лукойлу» и «Газпрому», но и оставались внутри Дагестана.

Сегодня задолженность республики по газу составляет 80%, и это самый высокий показатель в России. Во многом причиной этому – невозможность напрямую влиять на компании, которые формально к Дагестану не имеют отношения, именно они и накопили эти долги. Начавшаяся недавно кадровая зачистка сырьевого блока республиканского правительства сразу была названа в прессе началом нефтегазовой войны, исход которой самому Абдулатипову далеко не очевиден. Однако это лишь один из фронтов, на котором предстоит сражаться дагестанскому главе. Абдулатипов наладил контроль за бензозаправками, и оказалось, что ежедневно на них заправляются сотни машин, а не 4-5, как это представляли контролирующим органам. Кроме того, было обнаружено огромное число поддельных станций, продающих разбавленный бензин.

В декабре прошлого года было заключено соглашение с ОАО «РусГидро» о том, что компания передаст в собственность Дагестана Гимринский автодорожный тоннель, а республика постепенно погасит задолженность в 720 млн рублей. Кроме того, руководство «РусГидро» пообещало главе Дагестана завершить строительство Гоцатлинской ГЭС в будущем году, а в перспективе начать строительство новой ГЭС – Гоцатли-2. Уже проводятся работы в заброшенном поселке энергетиков, который Абдулатипов пообещал не просто восстановить, но и перевести туда администрацию Унцукульского района, там же разместят представительство главы республики по группе горных районов.

В ДАГЕСТАНЕ СЛОВА «ПОЛИТИКА» И «БЕЗОПАСНОСТЬ» – СИНОНИМЫ

Распустив недавно республиканское правительство и поделив территорию Дагестана на четыре управленческих округа, Абдулатипов начал восстановление пошатнувшейся системы управления республикой, дававшей сбои; на региональных представителей будет возложена задача не только предоставлять информацию с мест, но и выполнять президентские поручения. В качестве образца, видимо, была принята модель российских федеральных округов, и теперь главное – взять все ее преимущества и не скопировать недостатки. Плодить бюрократию при этом не планируется, управленческий аппарат полпредов будет сформирован за счет сокращения президентской администрации и правительства, и его численность будет не более 3-5 сотрудников.

Основным критерием в подборе кадров Абдулатипов считает их эффективность. Исключений не будет ни для кого, говорит Рамазан Гаджимурадович. Надо спасать республику, а для этого нужны грамотные и честные люди.

Глубинная реформа местного самоуправления продиктована необходимостью борьбы с феодализацией дагестанской жизни. С одной стороны, нужно восстановить разваленную вертикаль, а с другой – на органах местного самоуправления как наиболее приближенной к людям публичной власти лежит много специфических функций. Исторически большинство дагестанских общин были вольными обществами. Государство не обязано, объясняет Абдулатипов, убирать улицы, следить за кладбищами, благоустраивать сёла. Президент республики не должен решать все проблемы в режиме ручного управления, но обязан быть в непосредственном контакте с населением и его представителями на местах. Абдулатипов взял за правило еженедельно встречаться с главами районных администраций, чего не было раньше – Ахвахский район, к примеру, руководство республики не посещало 25 лет!

Важнейшими проблемами всего Северо-Кавказского региона глава Республики Дагестан считает низкое бюджетное обеспечение и неравные условия для развития, а еще чрезвычайно слабую внутрирегиональную интеграцию. «Порой мы хуже знаем, что делается у соседей, чем в Турции или Германии», – удивляется Абдулатипов.

Реализация намеченных главой республики задач проходит на фоне необходимости постоянной борьбы за нейтрализацию и уничтожение бандформирований, превративших некогда мирную жизнь Дагестана в вялотекущую гражданскую войну. 2013 год был отмечен успешными спецоперациями ФСБ и МВД по ликвидации террористических групп и экстремистских банд, в том числе группы Ибрагима Гаджидадаева, которые годами держали в страхе дагестанцев. Окончательной ликвидации террористического подполья, сетует Абдулатипов, препятствуют тесные связи боевиков с представителями властных структур. «Для того чтобы эти проблемы не пришли в каждый дом, – говорит он, – нужно связи с бандитами безжалостно разрушать. Я жестко ставлю вопрос перед теми, кто работает в органах власти: малейшее сотрудничество с экстремистами, сочувствие им – и вы должны оставить власть. В том числе это касается ближайших родственников». Введение в каждом районе должности заместителя главы по вопросам безопасности не должно превратиться в формальность, ставить на эту должность колхозника, который ничего в этом не понимает, вряд ли имеет смысл. Нужна грамотная работа со всем джамаатом, со всем активом.

С приходом Рамазана Абдулатипова была ликвидирована комиссия по адаптации боевиков, зарекомендовавшая себя как не очень эффективная. Вместо нее создана комиссия по примирению и согласию при главе Республики Дагестан. Отделения этой комиссии работают в Дербенте, Махачкале, Кизляре и в горных районах, способствуя возвращению дагестанцев к мирной жизни. За 2013 год в комиссию поступило 36 заявлений от людей, которые отказались от участия в вооруженных формированиях, все они граждане Российской Федерации. Комиссией ведется активная работа по профилактике экстремизма среди несовершеннолетних.

Разработана социальная программа поддержки молодых людей, прекративших экстремистскую деятельность, с целью адаптации их к мирной жизни. Приоритетной задачей программы является их трудоустройство, большая работа проводится с родственниками тех, кто входил или еще входит в состав незаконных вооруженных формирований (НВФ), особое внимание уделяется работе с вдовами нейтрализованных боевиков. Также проводятся встречи с родственниками участников бандподполья на территории Южного Дагестана с целью убедить их повлиять на решение этих лиц сдаться и вернуться к мирной жизни. В республике четко понимают – чтобы добиться примирения, требуется не меньше мужества, чем для продолжения войны, и одними силовыми методами этот вопрос не решить. Нужны профилактические меры, гуманитарные проекты, усиление воспитательной работы в школах.

Многих удивило соглашение, заключенное Абдулатиповым накануне открытия Олимпиады между правительством Дагестана, администрацией Унцукульского района и администрацией и общественностью села Гимры, где находилась самая дерзкая группа террористов.

Унцукульский район, превратившийся в рассадник бандитизма, без сотрудничества с местным населением, с помощью одних лишь силовиков зачистить было нельзя. Село Гимры известно тем, что там родились имамы Шамиль, Газимагомед. И потомки мужественных имамов подчинились экстремистам, бандитам! Контртеррористические операции, которые шли здесь месяцами, не давали серьезных результатов. Некоторые объекты социальной инфраструктуры и жилые дома были буквально стерты с лица земли. Жители подали более 420 жалоб на восстановление имущества.

Рамазан Абдулатипов пришел к выводу, что одним силовым усмирением беспокойного села не обойтись. Нужно было, чтобы сама община взяла на себя часть ответственности за состояние дел в селе. «Гимринское соглашение» – это новый вариант урегулирования конфликтной ситуации, когда без ответственности крепких общин победить экстремизм невозможно. В соглашении прямо сказано, что определенные обязательства должен взять на себя джамаат села Гимры, соответствующие обязательства возьмут и глава республики, и правительство, и район. Похожие соглашения власть планирует подписать в Цунтинском, Цумадинском, Табасаранском районах.

Абдулатипов уверен в том, что, пока не исчерпаны возможности для диалога, переговоры нужно вести со всеми, кто в них заинтересован. Многие упрекают главу республики за его готовность разговаривать с салафитскими общинами – мол с ними разговаривать не о чем. Дагестанский лидер считает по-другому. Он выступил инициатором проведения вседагестанского мавлида примирения и согласия, часто бывает в мечетях, общаясь со многими алимами, представляющими ваххабитское салафитское направление, более того – регулярно принимает у себя дома алимов разных направлений. Абдулатипов уверен, что это приносит плоды – многие разворачиваются в сторону традиционного ислама, прекращают открытую борьбу против государства. Рамазан Гаджимурадович говорит: «Вы можете следовать любому мазхабу, можете молиться в любую сторону. Это не мое дело. Мое дело не допустить, чтобы убивали и мучали людей, и тем более стреляли в спину государству. С такими людьми разговор будет другой». И в этом плане успешно работают в последний год ФСБ, МВД, Прокуратура, Следственный комитет республики.

Пожалуй, самая больная тема для Дагестана – коррупция. Она начинается с самых низов – ни одной бумаги нельзя оформить без взятки, люди привыкли к беззаконию, кумовству, местничеству. Абдулатипов считает, что это системная проблема для России в целом, но и сам не опускает рук, жестко настроен на борьбу с этим всепожирающим злом, даже если при попытках разрушения кланов ему приходится сталкиваться с открытым шантажом, запугиванием.

ОСОБОЕ ВНИМАНИЕ – СОЦИАЛЬНОЙ СФЕРЕ

К моменту назначения Абдулатипова главой республики дагестанская система образования представляла собой жалкое зрелище. Школ не хватало, зато действовали 62 филиала московских и питерских вузов, правда, превратившиеся в ларьки по продаже дипломов. Многие такие заведения пришлось закрыть, а в 473 школах развернуть проект «Школа будущего». Помните общероссийский приоритетный национальный проект «Образование»? Абдулатипов обнаружил, что деньги, выделенные по этому проекту на модернизацию школ, – около 6 млрд рублей – частично разворованы, а все закупленное оборудование лежит на складах.

Правоохранительным органам не было до этого дела. Сейчас, наконец, школы республики подключаются к интернету, в них поступает все не задействованное ранее оборудование.

Коррупция разъедает и саму школу. Расценки на ЕГЭ известны всем в республике: в Махачкале – 500 тысяч рублей, в горах – дешевле… Президент обещает: в этом году в каждом помещении, где будет проводиться ЕГЭ, установят камеры наблюдения. Почти полностью поменяют чиновников, обогащавшихся за счет экзаменов. Не будет ЕГЭ-«туристов» – все, и те, кто перешел в другие школы, будут сдавать ЕГЭ в одном месте.

Большое внимание уделяется восстановлению дагестанского здравоохранения. На должность министра из Москвы был приглашен Танка Ибрагимов, профессор, руководитель кафедры одного из столичных медицинских университетов. В республике за последний год сданы в эксплуатацию 37 лечебных учреждений, в Хасавюрте построен один из крупнейших на Северном Кавказе перинатальных центров, строительство другого такого центра начато в Махачкале. В 2013 году более чем на 25 процентов повышена заработная плата учителям и врачам. Но Абдулатипов считает, что успокаиваться рано: «Я часто спрашиваю: почему дагестанцы при малейших заболеваниях стремятся уехать в Москву? Многие врачи утратили доверие людей. За последнее время мы поменяли главных врачей в 22 больницах. Но еще достаточно много медицинских работников, берущих взятки».

В Дагестане много выдающихся спортсменов-борцов, есть футбольный клуб «Анжи», свой волейбольный клуб. Однако уровень массового спорта недопустимо низок. По подсчетам главы республики, спортом занимается около 15 процентов дагестанцев, при том что 50 процентов населения составляет молодежь. Абдулатипов инициировал проверку всех детско-юношеских спортивных школ, активно помогает развитию клуба и футбольной академии «Анжи». Точка зрения главы Дагестана и Сулеймана Керимова такова: «Анжи» должен вернуться в Махачкалу, а не приезжать играть как гостевые команды. Дагестан готов создавать условия, чтобы «Анжи» постоянно находился в Махачкале. В этом году на «Анжи-арене» состоится финал Кубка России по футболу, и это большая честь для республики.

ЗЕМЛЯ ТРИДЦАТИ ТРЕХ ЯЗЫКОВ

Культура финансировалась по остаточному принципу не только в Дагестане, это характерно для всей России. Десятки дагестанских домов культуры стали самыми непривлекательными местами в муниципальных образованиях. В течение трех месяцев «Президент-комплекс» по указанию Абдулатипова был реконструирован в Дом дружбы, на его базе формируется республиканский центр традиционной культуры народов России. Подобные центры на месте пустующих домов культуры созданы еще в 17 муниципалитетах. 

Многие годы Дагестан формировался как замкнутое и закрытое общество, связи с другими регионами страны были сведены к минимуму. К примеру, с успешно развивающимся Азербайджаном взаимоотношения находились на нулевой отметке, хотя в Дагестане исторически проживают азербайджанцы. После встречи в Баку президентов Азербайджана и Республики Дагестан в декабре 2013 г. по указанию Ильхама Алиева в Дагестане реализуется целый ряд совместных проектов.

Будет разработана программа взаимодействия со Ставропольским краем, такие же программы разрабатываются для установления экономических и культурных связей с Чеченской республикой и Ингушетией.

Интересным культурным проектом станет празднование 2000-летия Дербента. Деньги на юбилей выделены из федерального бюджета, значительные суммы предоставляют бизнесмены Зиявудин Магомедов и Сулейман Керимов.

Еще одной инициативой Абдулатипова стало принятие специального закона «О языках народов республики Дагестан». Он направлен на то, чтобы заново определить правовые механизмы функционирования языков, дать возможность регулирования языковой политики. Будет разработана программа развития русского и других национальных языков. Особое значение приобретает развитие русского языка в Дагестане как языка межнационального общения. Абдулатипов уверен: без хорошего знания русского языка дагестанец в России неконкурентоспособен, но при этом родной язык – «родниковый язык» тоже очень важен. За год было издано 764 тысячи экземпляров учебников на национальных языках, чего раньше никогда не бывало.

Одна из задач нового закона – облегчение межнациональных коммуникаций. Когда на Манежной площади произошло столкновение двух групп россиян – москвичей и кавказцев, Абдулатипов сказал: «Столкнулись два невежества. Когда ставится задача любыми средствами достичь прибыли, в результате остается пустыня. Если в 1920-е годы была программа ликвидации неграмотности, сегодня России нужна программа ликвидации невежества. Я часто спрашиваю – за счет чего так разнузданно ведут себя религиозные фанатики? После того, что они натворили, надо во многом восстанавливать образование и культурную среду. В свое время религиозный фанатизм победили за счет пропаганды традиционной культуры. Плохо, недопустимо, когда в Москве мы не слышим русской национальной песни. Ни в одном ресторане, ни в одном клубе. В этом плане Махачкала может быть даже более русский город, чем Москва. Хотя катастрофически снизился уровень песенной культуры и в Дагестане, как и в целом – уровень этики и эстетики жизни и бытия».

Собирается Рамазан Гаджимурадович Абдулатипов побороться и за возвращение выборности руководителей кавказских республик.

Ее отмену он считает ущемлением демократии, недоверием к способности жителей российского Кавказа решать свою судьбу самостоятельно. Глава республики убежден: если бы были всенародные выборы президента Республики Дагестан, он бы выиграл их десять лет тому назад. Дагестанцы его уважают и доверяют. «Если в течение пяти лет я буду работать в республике, – говорит Абдулатипов, – то постараюсь сделать так, чтобы следующие выборы были общенародными. Дагестан способен выбирать.

Исторически в вольных обществах всегда шли свободные выборы. Надо организовать новый класс управленцев, новых руководителей, а не перебирать одну и ту же колоду людей, порой неспособных управлять даже селом. Чтобы руководить такой уникальной и традиционной республикой, надо обладать глубоким знанием Дагестана и его культуры, мудростью и мужеством. Да будет так! Как говорят в Дагестане, иншаллах!».

Материал подготовила Дарья Митина

_____________________________________________ 

Посмотреть макет статьи в формате PDF     Pages94-99.pdf

 
 
Москва, ул. Петровка, д.26, стр.2 Телефон (495)625-5323