Русская версия
   20.11.2018
2014
2014 быстрый поиск  
  






ВЯЧЕСЛАВ БОЧАРОВ: НА ГРАЖДАНИНА ДОЛЖЕН БЫТЬ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЗАКАЗ
Вера Михалёва

Патриотическое воспитание подрастающего поколения – одно из важных направлений деятельности «Клуба Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации и полных кавалеров ордена Славы города Москвы и Московской области». О его важном значении для настоящего и будущего страны, о своих впечатлениях от встреч с молодежью рассказывает Герой Российской Федерации, полковник Вячеслав Алексеевич Бочаров

VIP-Inform
Бочаров Вячеслав Алексеевич – сотрудник Центра специального назначения ФСБ, группа «Вымпел» (1998–2010), член Общественной палаты РФ, ответственный секретарь Российской Ассоциации Героев, заместитель председателя правления Российского Союза ветеранов Афганистана по патриотической работе, заместитель председателя Российского Детского Фонда, руководитель Московского регионального отделения Всероссийской Федерации спорта лиц с поражением опорно-двигательного аппарата, руководитель Фонда «Солдаты XXI века против войн». С 1999 г. неоднократно выполнял боевые задачи по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований в Северо-Кавказском регионе. В 2004 г. принимал участие в освобождении заложников в школе г. Беслана. В ходе выполнения этой задачи был тяжело ранен. Награды: орден Красной Звезды, орден «Звезды» III степени ДРА (Афганистан), орден «За военные заслуги», медали ордена «За заслуги перед Отечеством» I и II степени, медаль «За отвагу», знак отличия «За безупречную службу» XXX лет (на георгиевской ленте).

– Вячеслав Алексеевич, по роду своей деятельности вы часто встречаетесь со школьниками, студентами. Как нынешнее поколение сегодня воспринимает слова «патриотизм», «Родина», «Отечество»?

– Я часто встречаюсь с молодежью. Причем это всегда разная аудитория: студенты вузов, учащиеся колледжей, лицеев, школ, курсанты военных училищ, те, кто отбывают наказание в воспитательных колониях для несовершеннолетних. К любой встрече я всегда очень тщательно готовлюсь, учитываю особенности своих будущих собеседников. Одно дело разговаривать со студентами МГИМО, другое – со школьниками. Но знаете, что уравнивает всех? Абсолютное незнание российской истории в лицах… Ведь историю творят люди, они – главная ценность для любого государства. А наша молодежь, будущее России, не знает ни одного Героя Советского Союза, России, ни одного нашего лауреата Нобелевской премии, космонавта, изобретателя, врача, чемпиона…

Приходишь на встречу накануне Дня защитника Отечества, а никто не может ответить на вопрос – что же такое Отечество, не говоря уже о территориально-административном устройстве РФ. Я считаю, что это не вина молодежи, это вина государства. У меня нет ответа, почему так происходит. Когда я общаюсь с ребятами, они задают огромное количество вопросов, на самом деле их многое интересует. Встречи всегда проходят очень интересно. Готовлю фото- и видеоматериалы, привлекаю к участию военных бардов.

Очень важно ведь не только рассказать, но и показать то, о чем говоришь. Например, если речь идет о событиях в Беслане, я демонстрирую небольшой документальный фильм… Когда попадаешь в унисон с аудиторией, у самого по коже мурашки бегут, хотя, казалось бы, сто раз уже об этом рассказывал. Видишь, как меняется взгляд у ребят – с того безразличного, с которым они пришли, а вернее, их привели, на заинтересованный. Они потом уходить не хотят, каждый хочет сфотографироваться, задать еще какие-то вопросы. Многие из них пишут мне потом на электронную почту, учителя присылают письма, в которых передают их впечатления от нашего общения! Дорожу этими сообщениями, обратная связь очень важна.

– А как реагируют преподаватели? Им не стыдно за такое неведение их учеников?

– После таких встреч часто слышу от педагогов – вы нам открыли новое направление работы с детьми... Часто ссылаются на то, что этого нет в школьной программе. Но ведь есть ФЗ № 32 от 1995 года «О днях воинской славы и памятных датах России», где по дням расписано, когда и какое событие для страны важно. Есть государственная программа патриотического воспитания граждан, уже третья по счету принимается. Под такую «учебу» можно выстраивать внеклассные занятия. Главное, не готовиться к ним формально и даже привлекать самих ребят к этому. Ведь родину нельзя любить абстрактно. Как-то на мою электронную почту пришло письмо от учителя гимназии, в которой я выступал: «Нахожусь под впечатлением от сегодняшнего дня. Хочу сохранить все чувства. Эмоций много, идей много, первый раз поняла смысл слов “пример вдохновляет”».

Каждый год в школах в начале сентября вспоминают о трагических событиях в Беслане. Обычно это происходит так: скажут, что терроризм это плохо, прочитают несколько печальных стишков, станцуют какой-нибудь танец, запустят шарики, позвонят в колокольчик… И не назовут ни одной фамилии тех, кто там погиб. Как же так? Как можно говорить о подвиге, не рассказывая о людях, которые его совершили? Я на своих встречах не только называю, но и показываю все десять фотопортретов ребят, погибших при освобождении школы. Потом оставляю эти фотографии в учебном заведении, чтобы они служили наглядным материалом для следующих подобных встреч и внеклассных уроков.

– Наверное, вы испытываете непростые чувства, когда приходится наблюдать такое равнодушие. Ведь тогда, в 2004 году, была уже выкопана одиннадцатая могила на Николо-Архангельском кладбище – для вас…

– Каждый год 5 сентября, в день завершения операции по освобождению заложников, я хожу на кладбище, где лежат ребята… Как-то я проводил памятное мероприятие в Московском пансионе государственных воспитанниц № 9 на улице Шкулева. После встречи девочки меня спрашивают: «Можно, мы будем приходить и ухаживать за могилами?». У меня аж внутри екнуло что-то, от волнения… Я говорю: «Не могу вам ни разрешить, ни запретить, это ваше дело, ваша гражданская позиция». Они каждый год теперь приходят… Вообще, на кладбище чисто, мои товарищи лежат на аллее славы ФСБ, но девочки приносят к их могилам цветы и приводят что-то в порядок. Они ведь смотрят на фотографии тех, кто там похоронен, читают фамилии, видят годы жизни… И наверняка у них возникает вопрос – почему они там лежат? Почему они решили связать свою жизнь с защитой Родины, выбрали такую профессию? Очень важно, чтобы такие вопросы возникали у молодежи.

– Такое взаимопонимание с вашими слушателями возникает всегда?

– Иногда приходится удивляться… По идее, любой человек, живущий в нашей стране, должен быть патриотом. Хотя всегда есть предатели, пятая колонна. Всегда есть герои, есть равнодушные. Важно, кого больше.. Теоретически, патриотически настроенных людей должно быть больше. Потому что если баланс сдвигается в другую сторону – любая империя рассыпается. В одном из лицеев, где я проводил урок мужества, в очередной раз спросил ребят, почему они не знают ни одного героя нашего Отечества? Один из учеников мне вдруг и говорит: «А у меня к героям двойственное отношение!». Я попросил его пояснить. Он сказал: «А это смотря с какой стороны на героев посмотреть». А с какой стороны можно смотреть на подвиг, например, Зои Космодемьянской? Со стороны фашистов или со стороны Красной армии? Он ничего так и не ответил, не аргументировал. Но ведь откуда-то эта мысль у него в голове появилась! А потом он станет взрослым, и это мнение только гиперболизируется. Вот ведь журналист «Эха Москвы» Ксения Ларина, взрослый человек, в прямом эфире как-то заявила, что она давно и патологически не любит эту Родину. Но что она тогда здесь делает? Должно же быть элементарное уважение к стране, где ты родился, где родились твои родители, где ты сам живешь. И говорить, что патриотизм – религия мертвых, это натуральное безобразие. Но мы почему-то терпимы к таким высказываниям. Если бы в США журналист вот так заявил в эфире, я не думаю, что после этого он остался бы на своем рабочем месте.

– А где, по-вашему, проходит граница между патриотизмом и толерантностью?

– Толерантность – это терпимость к иному мировоззрению, образу жизни, поведению и иным обычаям. Даже, скорее, не терпимость, а понимание того, что есть другие культуры, кроме той, которая близка тебе. Толерантность – не равнодушие или безразличие, не уступка, снисхождение или потворство. Она также не подразумевает терпимости к социальной несправедливости, отказ от своих убеждений или уступки чуждым. Это уважение, принятие и понимание других культурных традиций, способов самовыражения и проявлений человеческой индивидуальности. Грань проходит там, где начинаются интересы государства. Наши деды и отцы говорили: «Нам чужого не надо, но и пяди своей земли не отдадим». Суть патриотизма – в любви к своему Отечеству и в готовности подчинить свои личные интересы интересам государства. Они превыше всего. Если этого понимания не будет, начнется хаос. Вот мы его сейчас и наблюдаем на Украине. На одной из встреч школьники задали мне вопрос, будет ли третья мировая война? Так она уже идет! Украину мы проиграли информационно. Как только она стала самостоятельным государством, украинцы создали новую историю, в которой нет места России или она изображена в темных тонах. И за эти 20 лет там уже выросло другое поколение граждан, для которых мы – враги, их так учили. Помните, в 1870–1871 годах Германия победила в войне с Францией? Тогда канцлер Германии Отто фон Бисмарк сказал, что эту войну выиграл прусский учитель. То, что сегодня закладывается в головы детей, то и в дальнейшем будет использоваться в тех или иных интересах. А у нас сейчас мероприятия, которые призваны формировать чувство патриотизма у подрастающего поколения, в большинстве случаев проходят очень формально, для галочки.

– Как вы смотрите на идею ввести патриотическое воспитание в государственный образовательный стандарт?

– Я уверен, что на гражданина должен быть государственный заказ. Когда мы говорим, что семья и школа должны воспитывать человека, это просто слова. Когда конструктору заказывают машину или агрегат, то задают какие-то параметры, признаки будущего изделия. Потом этот заказ принимают. А почему на гражданина нет заказа? Должна быть система воспитания, должны быть выработаны определенные требования. Это не воспитание роботов, а воспитание нормального гражданина, это должно быть системой. Кем станет человек – защитником или насильником, во многом зависит от того, что его окружает, какой информации он получит больше – положительной или отрицательной.

Сегодня практически всю работу с молодежью переадресовали общественным организациям. Вот и нужно выстраивать эффективное партнерство государства и общественных структур для подготовки человека как гражданина. Мы со своей стороны делаем все, что от нас зависит.

Вот недавно прошла Паралимпиада в Сочи. Перед ее открытием я нес паралимпийский огонь. Потом в форме факелоносца пришел в одну из московских школ и полтора часа рассказывал ребятам об истории этих игр, о наших спортсменах, их судьбах. Мы ведь так долго готовились к этим спортивным событиям, а рассказать подросткам, зачем это надо, что такое здоровый образ жизни, чем и кем мы можем гордиться, – забыли. А ведь у нас столько сильных примеров! Алексей Чувашов подорвался в Чечне на самодельном взрывном устройстве, и ему оторвало обе ноги. На Паралимпиаде он завоевал бронзовую медаль в академической гребле.

Легкоатлет Евгений Швецов – он уже четырехкратный паралимпийский чемпион, инвалид с детства, но ни у кого не повернется язык назвать его человеком с ограниченными возможностями. Пловец Игорь Плотников родился без рук, двукратный серебряный призер Паралимпийских игр в Афинах, победитель Паралимпийских игр в Пекине, чемпион мира и чемпион Европы по плаванию. В их честь звучит гимн России, поднимается престиж государства. Примеров много… Надо это все рассказывать и показывать. Но масштабно этого не происходит…

– А своих детей вы как воспитывали?

– Пример важнее правил. Так и воспитывал. Сколько бы в семье и школе ни говорили детям, что любовь и добро – основа всего, а перед глазами ребят будет совсем другой пример, именно его-то ребенок и будет транслировать в жизни. Я сам вырос на примерах гражданского подвига тех, кто боролся с фашизмом. Также моими героями были герои Джека Лондона. Мы читали книги о героях и приключениях, проводили лето в пионерских лагерях, смотрели хорошие фильмы, жили в осознании того, что от каждого зависит много и каждому будет дано многое. Страна развивалась, я видел новые свершения, это и был тот положительный фактор, который влиял на формирование личности. Примерами для меня были мои родители, учителя, наставники. Подчиненные тоже формировали меня – как командира…

– Говорят, что после службы в горячих точках люди часто психологически ломаются, теряют веру, надежду, смысл в жизни. Что помогло вам выдержать все испытания?

– Да, говорят, что есть афганский синдром, чеченский… Для меня же нет такого понятия. Синдром – это невостребованность человека. Человек может сломаться независимо от того, был он в обстановке, сопряженной с риском для жизни, или нет. Сколько у нас сейчас молодых наркоманов и алкоголиков? Гораздо больше, чем среди «афганцев». К какому синдрому отнести замусоренный окурками подъезд? К какому синдрому отнести то, что в свободное время подростки употребляют спиртные напитки? Все это наша действительность. Родители и дети выросли в разных идеологических, культурных измерениях, у них разная шкала ценностей.

Проблема отцов и детей всегда была, но, когда общество круто меняет свой вектор развития, этот дисбаланс увеличивается. Я всегда был романтиком и сейчас им остаюсь. У меня есть только квартира, которую получил от Министерства обороны, материальное никогда не было для меня самоцелью. Я, как и многие мои коллеги, выбрал профессию – Родину защищать. Это не громкие слова. 37 лет отслужил в погонах и всегда говорил, что выполнение поставленной задачи, особенно боевой, – это работа, и ее надо выполнять хорошо. Ну а если при этом военнослужащий совершает нечто такое, что потом оценивают как героический поступок, как жертвенный подвиг, то это тоже часть его работы как военного человека. Все, что я сейчас делаю – общественная работа, денег за нее не получаю. Живу на пенсию. Раньше делал одно дело, теперь другое. И опираюсь на опыт всей моей предыдущей деятельности. Думаю, что у меня все получается, я востребован. Многие люди, пройдя дорогами войны, получив увечья, востребованы в нынешней жизни, нашли себя в общественной, политической работе.

– Как пересекается ваша общественная деятельность с работой фонда «Солдаты XXI века против войн», который вы возглавляете?

– Название фонда не означает, что люди, работающие в нем, пацифисты. Оно напоминает, что все войны начинают политики, а воюют, получают увечья, ранения, погибают – солдаты. И именно они потом стучатся во все двери с просьбой о помощи и зачастую ее не получают. Армия – это институт, подчиненный воле государства в лице его руководителя. Никто из тех, кто носит погоны, хочет воевать. Но это вовсе не означает, что в случае прямой угрозы они не исполнят свой долг. Наш фонд разрабатывает программы по социальной реабилитации инвалидов боевых действий. Мы хотим, чтобы они не сидели дома, а занимались полезным делом, имели активную жизненную позицию, смогли реализовать себя в этой жизни, ведь многие из них – молодые люди. Кроме того, в названии фонда заложен объединяющий посыл, выражение единения военнослужащих всех родов войск. И, конечно же, фонд проводит большую работу по патриотическому и гражданскому воспитанию молодежи. Это одно из важных направлений его деятельности. Наш фонд стал инициатором «Вахты Героев Отечества». Рязанское высшее воздушно-десантное краснознаменное командное училище дало нашей стране 125 Героев Советского Союза и Героев Российской Федерации. Вот мы и подумали, а что если их собрать вместе и показать России ее героев? Сначала мы пригласили 50 Героев в Рязань и в течение месяца проводили мероприятия в учебных заведениях, встречались с горожанами, организовывали концерты, демонстрацию военной техники. Теперь планируем проводить Вахту в других городах России, есть огромное желание и настрой поехать в сельские районы, в глубинку.

– Что сегодня вас радует в жизни? Какие события вселяют надежду на осуществление ваших идей и планов?

– Я вообще радуюсь каждому дню. Каждый день несет новые положительные впечатления, надо только приложить усилия для того, чтобы они были, не лениться, учиться видеть хорошее, не брюзжать, а делать. Я с большим воодушевлением воспринял выступление президента России в 2012 году на встрече с представителями общественности в Краснодаре, тогда это было, по сути, программное заявление по поводу работы в сфере патриотического воспитания молодежи. Он сказал, что построить благополучное и здоровое общество можно, только опираясь на твердый фундамент, а этим фундаментом является патриотизм. Затем последовали дальнейшие шаги – в структуре администрации президента создали профильное Управление по общественным проектам, которое работает и с общественными организациями. Это очень эффективная структура, без которой многое не сдвинулось бы с места. Очень отрадно наблюдать, как сейчас коренным образом преобразовываются вооруженные силы. Я много езжу по воинским частям. Совсем другой настрой, другой дух появился. Посмотрите, сколько за полтора года учений проведено! Нашлись и возможности, и средства. А что такое учения? Это проверка боеготовности и обороноспособности страны. Я свое отслужил и хочу, чтобы те, кто пришел вслед за нами, служили так же честно и были оснащены всем необходимым для защиты наших рубежей.

– А что дает вам силы?

– В Гимне Российской Федерации есть такие слова: «Нам силы дает наша верность Отчизне, так было, так есть и так будет всегда!».

_____________________________________________ 

Посмотреть макет статьи в формате PDF     Pages138-142.pdf

 
 
Москва, ул. Петровка, д.26, стр.2 Телефон (495)625-5323